Сайт создан в целях продвижения исследований в области ономастики и популяризации научных знаний.

Статьи по ономастике

А.Л.Шилов. Ареальные связи топонимии Заволочья и географическая терминология заволочской чуди

ВОПРОСЫ

ЯЗЫКОЗНАНИЯ

НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ "НАУКА" МОСКВА, 1997

 

c 1997 г.

 

А.Л. ШИЛОВ

АРЕАЛЬНЫЁ СВЯЗИ ТОПОНИМИИ ЗАВОЛОЧЬЯ

И ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ

ЗАВОЛОЧСКОЙ ЧУДИ

 

Топонимия исторического Заволочья (понимаемого как междуречье Онеги и Се-

верной Двины, или шире - как территория, лежащая в пределах бассейнов этих рек и

Мезени) давно стала предметом изучения [Матвеев 1971, Агеева 1990 101-113]

Исследования М А Кастрена, А Шегрена, А Ф Орлова, М Веске, К Виклунда,

А Л Погодина, Я Калимы, Т Итконена, В Ниссиля, М Фасмера, А И Попова,

Б А Серебренникова подытожены, проанализированы и развиты в многочисленных

работах А К Матвеева, который опирается на несравненно более богатый топо-

нимический и апеллятивный материал, нежели его предшественники

К настоящему моменту можно считать доказанным наличие в Заволочье отно-

сительно поздних топонимов прибалтийско-финского (запад), коми (юго-восток), само-

дийского (северо-восток) и русского происхождения На юге региона (басе Устьи)

А К Матвеевым найдены топонимические следы мерянских переселенцев, предполо-

жительно датируемые XIII в [Матвеев 1996]

Что же касается субстратных топонимов (созданных населением Заволочья в эпохи,

предшествующие началу русской колонизации), то определенно установлено одно на-

личие мощного слоя топонимов саамского типа, принадлежащих минимум двум диа-

лектным группам [Матвеев 1979, Матвеев, Стрельников 1988]1 Но топонимы, кото-

рые могут быть отнесены к указанным выше группам, охватывают не всю топонимию

Заволочья Часть субстратных топонимов явно принадлежит иным языкам, помимо

перечисленных (хотя они определенно являются финно-угорскими), причем исследо-

вания Матвеева свидетельствуют о том, что эти топонимы предшествуют саамским

или одновременны с ними. Этот тип топонимов (для юго-востока Заволочья), назван

Матвеевым "северофинским", а соответствующий язык определен как промежуточный

между прибалтийско-финскими и саамским с одной стороны и языками волжских

финнов с другой2 Позднее А К Матвеев [Матвеев 1995, 1996] обозначил такую

стратификацию топонимов Русского Севера русские, прибалтийско-финские, саамские,

1 Вероятно будущие исследования увеличат число древних саамских диалектных групп Заволочья Во

всяком случае любопытен следующий факт В [Шилов 1996 60] была предложена этимология названия

Двина из саамского термина (имеющего соответствия в прибалтийско-финских и волжских языках) со

значением внешняя, дальняя, северная При этом наиболее близким к Двина оказалась форма слова не

Кольских {tawсп) а финских саамских диалектов в западном Diuwme в диалекте Утсиоки dnven Теперь

можно заметить что в этих же диалектах есть термин со значением задний который весьма правдо

подобно объясняет название р Шексна, др русск Шоксна Шохсна в западном диалекте dw oksne tuoksne, в

диалекте Утсйоки duegesna (из палатализованного t(d) ожидалось бы русск t $(d I) * Чоксна, о колебании

t~4~ui в анлауте см ниже в разделе согра) Здесь мы имеем не только созвучие но и парную оппозицию с

названием Двины по относительному положению этих рек

2 В целом это соответствует наблюдениям И И Муллонен [Муллонен 1990 1994] над топонимией

Межозерья и нашим в отношении территории Карелии В обоих случаях прослеживается достаточно четкая

стратификация топонимов русские, прибалтийско финские, саамские плюс архаичные финно угорские кото

рые во многих случаях раскрываются из реконструкций для прибалтийско финского языка основы

"марийские', подразумевая здесь скорее не марийцев, а летописных мерян, но имея в

виду полагаемую им близость мерянского языка к марийскому. Доказательство этому

Матвеев находит в интерпретации основ ряда топонимов, топоформантов -бол!-пол,

-важ!-вож и некоторых апеллятивных заимствований в северорусских диалектах,

определяемых им как марийские. Наши данные, основанные на сопоставлении заво-

лочской и карельской топонимии и анализе некоторых заимствований, позволяют

дополнить, а в ряде позиций и оспорить выводы Матвеева в отношении субстратных

топонимов Заволочья.

 

О СПОРНЫХ ТОПОФОРМАНТАХ ЗАВОЛОЧЬЯ

 

К таковым можно отнести -еньга, -ежма/езъма, -бал(а)1 -бол(а)1 -пола и -веж1-важ1

-беж!-баж.

Первый из них отражает уральский "водный" термин, а распространен, в

основном, в Заволочье, Карелии, Финляндии и на Кольском п-ве [Шилов 1997]. Вто-

рой остается пока необъясненным (данные автора подталкивают к выводу о гете-

рогенности его происхождения). Ареал его огромен: почти весь север Европейской

России. Во всяком случае эти форманты не являются собственно волжскими.

Топоформант типа -бола, чаще присутствующий в ойконимах, нежели в гидронимах,

А.И. Попов с полной определенностью трактовал как мерянский в значении "вид

поселения" [Попов 1974]. А.К. Матвеев указал, что названия с -бола!-пола мно-

гочисленны и на Русском Севере, где они членятся на несколько локальных групп

(Белозерье, Сухона, район оз. Лача, среднее и нижнее течение Двины, Пинега,

Мезень), и пришел к выводу, что северные топонимы - не мерянские (хотя зачастую

-бола присоединяется к "марийским" основам), но родственны им [Матвеев 1996].

Отметим, что к северо-западу от указанных территорий расположена небольшая

группа топонимов на -полъ(-болъ): Каргополь на Онеге, Таржеполь на Ивине, Воеполь

в бассейне Нижнего Выга, древний Сердоболь.

О происхождении соответствующих формантов единого мнения нет. А.И. Попов

сравнивал -бол(а) с удмурт, пал "сторона" [Попов 1974]. А.К. Матвеев, отметив, что

на марийской почве формант не получает убедительной этимологии, предполо-

жительно сопоставил его с саам, beetle "сторона; половина" [Матвеев 1995]3. Инте-

ресно и прибалт.-фин. pala "кусок (в т.ч. - земли), полоска поля" [SKES: 471], в топо-

нимах - "участок земли" [ГНК 1993], а также palo "пожога", потенциально имеющее

возможность перейти в термин, обозначающий жилище, поселение (вспомним историю

русского деревня).

Рассматривался еще один вариант. Д. Европеус выводил подобные топоформанты

из манс. паул, павыл "изба", венг./alu "деревня" [Европеус 1876]. М. Фасмер (цит. по

[Матвеев 1996]) к венгерскому слову привел (со ссылкой на сообщение Я. Калимы)

фин. palva, в топонимах означающее "деревня" (ср. Palwalax в Водской пятине [Исто-

рия 1987: 294]). Возможно такое значение действительно развилось в топонимическом

употреблении из исходного "бесснежное место; место, где стаял снег; прогалина; место

на поле без растительности": фин. pdlvi, pa'lve, pa'lva, карел., ливвик. pdlvi, людик., эст.

pdlv, саам. В1еиле, р'йоыле, hedula, pieula, pwv(a), ршл [SKES: 682-683; Itkonen 1958:

375]. Таким образом, можно полагать, что обсуждаемый формант имеет если не

прибалтийско-финское, то, как минимум, финно-угорское, но не собственно мерянское

происхож ден ие.

Вопрос о форманте -вож!-важ!-веж!-баж!-беж/~бож А.К. Матвеев не считает

решенным, но видит выбор лишь между марийск. важ, вож "корень" (= "место раз-

ветвления; исток") и коми вож "ответвление, рассоха; исток". При этом он указывает,

что в прибалтийско-финских, саамском и мордовских языках соответствующих лексем

нет, или они фонетически и семантически далеки [Матвеев 1995; 1996]. Нам кажется,

* Ср. с фин., карел, puoli, вепс. роГ, эст. pool, ливск. puol, водск. pooli "половина, часть, сторона", но и

1 местность, край, округа".

4

что при данном подходе упускается чрезвычайно интересная возможность, не рас-

смотрев которую, нельзя оставаться в рамках указанной трактовки.

Ареал названий с обсуждаемым формантом (в основном гидронимов) не

исчерпывается коми, марийскими, мерянскими территориями и Заволочьем. Подобные

мы видим и в тверских (реки Логовежъ, Уйвешъ, озера Скорбеж, Коробожа, Полобжа),

псковско-новгородских (р. Пчевжа, оз. Дербовеж), вологодских (р. Цывеж, древние во-

лости Арбужевесъ, Луковесь, Мадовесь, Череповесь4), смоленско-белорусских землях

(pp. Рутавечь, Весел, Вець: село Ветъское в грамоте 1136 г. [ДКУ 1976: 9], Сервеч), в

Ленинградской обл. (Лемовжа), в Эстонии (др,-русск. Омовжа, Омовыжа (в НПЛ под

1234 г.) < *Emdvesi [Попов 1981], эст. Emdjogi), на юге Карелии (реки Наровожа,

Отовожа, Ковожа, Кайновожа). Трудно сомневаться в единстве очерченного ареала5.

Но также несомненно происхождение элементов -веж, -вечь, -вец, -весь, -ежа, -вожа

(откуда и -божа, -беж, ~бжа) в названиях западной половины ареала. Это результат

русского освоения прибалтийско-финского слова "вода", в древности еще и "река,

водоем": фин., карел., водск., эст. vesi, вепс, ижорск. vezi, ливвик., людик. vezi, vezi,

vezi, ливск. vei'z, ve'z, vez, уральск. *vete.

К настоящему времени эта традиция номинации водных объектов в прибалтийско-

финских языках утрачена6, но она жива в, ряде других языков уральской группы (коми,

самодийских), а топонимические следы ее имеются на всех территориях древнего

проживания финно-угров и самодийцев7. Так что нельзя исключить, что гидро-

форманты типа -веж, -вож, -важ, -беж, -бож, -баж в Заволочье происходят из слова

"вода" местных диалектов прибалтийско-финского типа (в волжских языках имеем

марийск. /3et, Put, мордовск. ved, vdd' "вода" и соответствующие гидронимы типа Bad).

 

ЯВЛЯЮТСЯ ЛИ МАРИЙСКИМИ "МАРИЙСКИЕ" ТОПОНИМЫ

И АПЕЛЛЯТИВЫ В ЗАВОЛОЧЬЕ?

 

Пока строго не доказана принадлежность какого-либо слоя топонимов опреде-

ленному языку, их этимологизация в редких случаях бывает достаточно надежной.

Чаще это оказывается возможным, если объект обладает выразительными характе-

ристиками, прямо указывающими на вероятную семантику названия; но для этого

необходимо личное знакомство с ним. В противном случае, в зависимости от выбора

языка для сравнения, выводы, сделанные из анализа одних и тех же топонимов,

окажутся различными8. Это относится не только к коротким, но и к многосложным

топонимам. Так, костромской гидроним Иерехта может трактоваться из саам, nir'r'hf

"западный", но и из мордовск. *нерехть, где нер— финно-угорская основа со зна-

чением "болото" или "озеро", -хть - показатель множественности в мордовском языке.

Названия Архангельской области Пертема, Пертома, Пертоминск внешне входят в

круг топонимов с основой перш- (Пертозеро, Пертюг, Пертоя, Пертнаволок и др.),

4 Об атрибуции элемента -весь в этих четырех названиях см. [Лукичева 1985], с историей вопроса. В

любом случае, это названия не русские (ср., например, Арбужевесь с прибалт.-фин. arpoja, arhoi "жрец").

Русские названия с весь "деревня" писались в два слова, даже если их первый компонент был нерусским:

Пужзвино весь, Яня Весь, Келемельская Весь [Кн. 1500].

5 Некоторые конкретные названия мы, возможно, ввели в этот список ошибочно. Так, основы названий

Скорбеж пДсрбовеж могут быть объяснены из др.-русск. скора "шкура" и дербь соответственно (хотя можно

допустить соответственно и фин. sykyra, sykord "охапка, куча, скирда" и terva "смола", подвергшиеся

сильному искажению при адаптации названий славянами). В этом случае и элемент -веж получает объяс-

нение на русской почве [Подольская 1983].

6 А.И. Попов указывал, что она сохранена лишь ливским языком [Попов 1981]. Можно еще указать

Названия множества озер Финляндии, с компонентом -vest, осознаваемым как "озеро; плес озера".

7 А.К. Матвеев предположил наличие подобной традиции и у предков саамов, сопоставив названия ряда

рек Шача в марийских землях с саам. Сассс "вода" [Матвеев 1996].

8 Так, границу былого расселения балтов проводили в Белозерье на основании наличия там топонимов

типа Перкумс, Музгумс, Пигумс [Семенов 1934]. Но сейчас совершенно очевидно, что это вепсские топо-

нимы, содержащие термин haumez "подсека".

восходящих к прибалт.-фин. pert(t)i "изба" [Матвеев 1966]. Но они могут восходить и к

саам, peartam "ловушка (на бобра, росомаху)". Проиллюстрируем это положение для

топонимов Русского Севера, основы которых А.К. Матвеев определил как "марий-

ские". Названия Заволочья и марийские апеллятивные параллели приведены согласно

[Матвеев 1995]. Мы же приведем для тех же топонимов прибалтийско-финские и

саамские апеллятивные параллели и топонимы Карелии и Кольского п-ва.

Келгозеро (марийск. келге, келгы "глубокий") ср. с названиями Келкин наволок,

Келко остров, на Олонцы Килгиничи, Килкин наволок в лахте [Книги 1930], р. Келка,

Килгамостров, р. Килькой в Карелии, возвышенность Kelgantshielj на Кольском п-ве,

p. Kalkdjoh в Финляндии и с саам, кёал^кап, к"1ел$°, родит, пад. k*ieA~Gan\ "гладкий

<< 

ягельник; место с редким лесом".

Корна, Корнов, Корнома (марийск. корно, ____________корны "дорога") ср. с многочисленными в

Карелии топонимами с основой Карн-, Корн- (р. Карная в Карельском уезде Водской

пятины в 1568 г. [История 1987: 140]) и прибалт.-фин. kaarne, koarne, саам, karnas

"ворон".

Кужа, Кужозеро, Кужручей (марийск. кужу, кужи "длинный") ср. с названиями р.

Кужа, оз. Кужарви, р. Кужатоя, р. Кужой, р. Куженга, о. Кужишари, оз. Ку(у)жья-

рвич м. Кужиниеми (Куусиниеми) и с карел, kuuzi, kuuzi, людик. kuz(i), kuzi, вепс, kuz,

саам, kuss "ель".

Ломбозеро, Ломбуха (марийск. ломбо, ломба "черемуха") ср. с названиями Лом-

бозеро, Ломбостров, р. Лумбуша в Карелии и с саам. *lombal (саам, luobbal), фин.

диал. lompolo "озеровидное расширение реки", саам, luamb "лесное озеро" (карел.

Iambi) или карел, lumhah "кувшинка".

Пистерка, Пистома. Пыстозеро, Пыстома (марийск. писте, писты "липа") ср. с

названиями р. Пистайоки, оз. Писто в Карелии, р. Листа, оз. Pedstjaw (русск. Пес-

тозеро в 1608 г.) на Кольском п-ве и с прибалт.-фин. основой pist- с семантикой

вертикальности: фин. pisto "крутая гора, холм, скала"; карел, pisto, рШо, людик. рШ,

pust(o), вепс, pust "закол, рыболовная плотина" (кстати, людиковская и вепсская

формы, в отличие от марийского апеллятива, хорошо объясняют -ы- в указанных наз-

ваниях Заволочья).

Пунжеро, Пунжозеро (марийск. пунчб, пынжы "сосна") мы можем сравнить с наз-

ваниями Пунча на Кольском п-ве и дер. Пунцола [Кн. 1500], дер. Пунчево, оз. Пун-

чевское в Карелии, хотя соответствующий прибалтийско-финский апеллятив пока при-

вести затрудняемся.

Пучега, Пученьга, Пучера, Пучозеро, Пучгора (марийск. пучо, пучы "олень") ср). с

карельскими названиями о. Пучиха, дер. Путчейла и саам. puDt's(^), родит, пад. pvPi^

"membrum virile". Названия с такой семантикой (из разных языков) вообще нередки в

Карелии.

Шуда, Шудозеро, Шудболото (марийск. шудо, шуды "трава") ср. с названием

Шуденлампи в Карелии, дер. Судлакша (1568 г. [История 1987: 79]) близ ТТриозерска и

карел, hdi (*$udi), родит, пад. suden "волк" или с саам. suQQE, suDj^ "талый".

Наконец, названия с элементом Икс- (Икса, Иксозеро, Иксома), которые А.К. Мат-

веев сопоставляет с марийск. икса "залив, пролив, протока; речка, соединяющая два

водоема" и костромским диалектным векса "межозерный проток" (об этимологических

связях терминов: [Матвеев 1974]). Нам это сопоставление представляется спорным,

так как топонимы с Икс, локализующиеся на западе Архангельской обл., значительно

удалены и от района бытования термина икса, и от созвучных с ним гидронимов (под-

московная Икша). Зато они входят в ареал гидронимов Кольского п-ва и Карелии,

большая часть которых имеет форму BUKC-IBUKIU- И ЛИШЬ на юго-востоке ареала

появляется Икш- (см. об этом названии ниже), соседствуя с архангельскими Иксами.

Это озера Vehsjawre, Vikcjavre на Кольском п-ве [Itkonen 1958], карельские оз. Виикси-

нселькя, Виексинкиярви, Викшозеро, Викшезеро, Викслампи, Виксиярви (Викшозеро),

заливы Викшлампи, Виксилакши, В икса речка [Книги 1930], реки Викша, Виксенда,

Викшезеро и р. Викша (1563 г.: на Викше озери... на Векшо ж озери [Книги 1930]),

Икшозеро и р. Икша (пр. Верхнего Выга). Кстати, в 1563 г. Икшозеро названо:

Выкша озерко, а неподалеку от него находится исток р. Окса басе. Онежского оз. и

УкшозерОу р. Укша басе. Водлы.

Перечисленные озера и речки являются боковыми по отношению к принимающим

их воды водотокам и озерам и их названия логично связать с саам. vuej(~$E vjek $e,

> >

9Х$^ "ветвь", в топонимах "ответвление, приток" (карел, oksa, oksa\ ср. рядом Икша

(Выкша), Укша и Окса). В некоторых случаях форма названий свидетельствует о

переосмыслении через фин. viiksi, карел. viikSi "ус", что для топонимов также может

принять значение "приток, протока"9. Отметим, что именно это переосмысление ско-

рее всего "задержало" исчезновение начального саамского V- в прибалтийско-финском

и русском освоении по мере продвижения на юго-восток; обычно оно происходит рань-

ше (ближе к Кольскому п-ву)10.

Таким образом, основы "темных" топонимов Заволочья сами по себе непоказа-

тельны или малопоказательны в плане поставленной задачи. Намного более инфор-

мативны в этом плане местные заимствования, что убедительно продемонстрировано

А.К. Матвеевым [Матвеев 1973; 1995]. Однако и здесь выводы могут оказаться не-

однозначными, если соответствующий термин представлен в широкой группе языков,

в нашем случае финно-угорских.

Мыгра "горка, бугор" можно сравнить не только с марийск. мыгыр "шишка, горб;

желвак", но и с фин. mykkyra, mykera "выпуклый, холмистый" [Востриков 1981], к чему

мы добавим и фин. myhkyra "шишка, желвак", эст. miigarik "неровный, с ямами" [SKES:

355-356], карел, (говор Салми) magiir "гора, холм" [ПФГЛ 1991: 61] (ср. с ойконимом

Мигуры в Карелии).

Чинга, чингушка, чингоеатик "тонкое, но твердое еловое дерево" (со ссылкой на

Подвысоцкого, Фасмер дает мезенское и пинежское чингоеатик "вновь выросший на

пожарище лес") может быть сравнено не только с марийск. чинга "мелкослоистое де-

рево (которое трудно колоть)", но и с саам. tsgfff!kE, родит, пад. множеств. tseqGl

" > > > >

"подпорка" [Itkonen 1958: 629], людик. tsirjg "дерево (длиной в сажень), прикрепленное

к задней части невода и удерживающая его кошель на поверхности воды" [Kujola

1944: 441] (оно должно быть именно мелкослойным, чтобы дольше не пропитываться

водой). Отметим и именование (1597 г.) Петр Чингин в Селецком Лопском погосте

[История 1987].

Равина "наклонная жердь, шест, к которому крепится парус к лодке" А.К. Матвеев

сопоставляет с марийск. равы "шест, жердь". Но вряд ли равина можно рассматривать

в отрыве от северного диалектного райна, райно, рейно "рея" (ср. зафиксированное на

Двине в начале XVII в. Р. Джемсом га те - русск. раины "реи" [Ларин 1959]), др.-русск.

раина. Это слово считается источником прибалт.-фин. raine, raina, коми-зыр. raina

"рея, бугшприт", а само полагается заимствованным из др.-сканд. га "рея, шест"

[SKES: 716]. Равина могло возникнуть, как локальный вариант раина и само послу-

жить источником марийского равы.

Туржа "голавль, язь" (у Куликовского "молодая семга") созвучно не только с ма-

рийск. шуршо "голавль", но и с фин. tursa, turso, карел, turzoi, turt't'sa, tunt'su "морда,

9 При этом нет никаких признаков перехода саамского (равно как финского и карельского) слова в

географический апеллятив, оно нигде не выступает в качестве детерминанта и, конечно, не связано с рас-

пространенной в топонимах финалью -кса1-кша,

1 0 Ср. русск. Ундукса (река в Северной Карелии), очевидно через карел. *Unduksen(jogt) из саам

*Vundas- "Песчаная", что отвечает фунту дна реки, весьма необычному для этого района.

рыло, лицо; мордатый, большеголовый (человек, животное)", фин. torso, карел, torza

"мордатый", фин. forsake "матерая рыба" [SKES: 1428, 1506]. Ср. с этимологией русск.

голавль и с прибалт.-фин. turpa, turb "морда", но и "голавль".

Наконец - шардун. Это слово в значении "некастрированный олень" известно на

Кольском п-ве. А.К. Матвеев полагает, что это слово было перенесено туда с более

южных территорий и, вслед за Фасмером, связывает его с марийск. шарды, мордовск.

сярда, сярдо "лось". Хотя в Заволочье (как и в Карелии) никаких следов бытования

подобного апеллятива не обнаружено, Матвеев считает, что основа шард "лось" при-

сутствует в названиях типа Шарда, Шардболото, Шардозеро, Шарденьга, Шардовка,

Шардома, Шардуша. По поводу топонимов заметим следующее. Во-первых анало-

гичные есть в Карелии и на Кольском п-ве: Шардозеро, Шардоваровский ручей, Шар-

домозеро, р. Шардола, о-ва Шардонские, Soard-htobbal, Suorda-tuoddar, Sardjavr,

Shardejauravaarr, Sardeilaapp. Саамские названия Т. Итконен сопоставляет (и ничто не

препятствует допустить то же самое в отношении названий заволочских) с саам, sardei

"журчащий (ручей)", soarD^ "ветровал" (прибалт.-фин. sorto, sordo "ограда пастбища

из поваленных деревьев") и с личным именем *$ardei: в 1620 г. записаны саамские

имена Демешка Шардеев, Шардейка Игаексов.

Сказанное не исключает (но и не подтверждает) былого существования слова *$ard~

"олень" у аборигенов Заволочья. Но оно не обязательно должно исходить от волжских

финнов или свидетельствовать о наличии в Заволочье следов языка волжского типа,

поскольку соответствующая основа имеется и в обско-угорских языках: манс. sufti

"олененок до года", хант. surti "олень на втором году". Для русского же (Кольский п-в)

шардун чисто предположительно можно указать территориально близкий источник

потенциального заимствования: шведское hjort "олень" с переходом hj—> sj—> $- по

второй палатализации. Можно допустить и заимствование шардун из не-

засвидетельствованного иносказательного саам. *$ard- "олень", которое могло вос-

ходить к sarDDE "кусок мяса" или serdtei "бродяга, кочевник".

Рассмотренные примеры показывают, что наличие соответствующих слов в лексике

Заволочской Чуди еще не является свидетельством в пользу близости этого языка к

языкам волжских или же прибалтийских финнов.

 

Новости
11 февраля, 2017
Пять безымянных Курильских островов получили названия

Острова названы в честь генерал-лейтенанта Кузьмы Деревянко, генерал-лейтенанта Алексея Гнечко, государственного деятеля, дипломата Андрея Громыко, государственного деятеля, губернатора Игоря Фархутдинова и капитана дальнего плавания Анны Щетининой.

Объявления
Заседание Топонимической комиссии РГО

Топонимическая комиссия приглашает на очередное заседание, которое состоится в среду 26 апреля 2017 г. в 18 час. в помещении Института географии РАН (конференц-зал). Адрес института: Старомонетный пер. д.29. Станции метро: Третьяковская, Полянка. Доклад: В.В. АЛПАТОВ. Перенесённая библейская топонимия в Западной Европе: периодизация и мотивация. Вход свободный

Интересные факты
А знаете ли вы, что...

В Туле живет Изольда Львовна Агибалова. Безусловно, человек с таким именем не может иметь заурядную профессию. Изольда Львовна – пианистка, вокалистка, композитор и поэтесса.

Сайты по ономастике
Ономастика России
onomastika.ru
Вопросы ономастики
ruslang.ru
Филология и лингвистика
filologia.su
Словари и энциклопедии на Академике
dic.academic.ru